Фильм «Интимные места» Наташи Меркуловой и Алексея Чупова стал информационной бомбой  24-го кинофестиваля «Кинотавр», завершившегося 9-го июня в Сочи. Во-первых,  Приз за лучший дебют редко совпадает с такими «маститыми» призами как Приз за лучшую женскую роль (Юлия Ауг) и Приз Гильдии кинокритиков. И никогда вручение призов на Кинотавре не сопровождалось предложением руки и сердца.  

Яна Павлидис — в преддверии синей ковровой дорожки, с рассказом о том, каково было одевать актеров в самой обнаженной картине Основного конкурса «Кинотавра». 

 

Поздравляем с дебютом! По Вашим оценкам, он удался? 

Думаю, да. Критично отношусь к тому, что делаю, но стараюсь избегать болезненного перфекционизма. Жизнь — это опыт, никто не знает, как нужно. Мы учимся каждый день, в каждом новом проявлении. Мне интересен не только результат, но и процесс. Что касается «Интимных мест», процесс не был легким, и не мог быть, но он был созидательным, наполненным, интересным. Я придерживаюсь мысли «Делай,что можешь, и случится то, что тебе  необходимо». Наше кино — тому подтверждение. Никто не ожидал резонанса, призов, прессы, все это — результат  созвучия. Созвучия случайностей, «велений сердца».

А как Вам поступило приглашение?

Наташа Меркулова отправила мне сценарий. Мы дружим с нашего общего иркутского телевизионного прошлого. Я прочла текст,  первым было впечатление предельной искренности и открытия человека, с которым я общаюсь, но так немного знаю, что ее действительно волнует. Мой интерес возник отсюда. Уже потом я увидела героев и мне понравилось, что в них нет однозначности, банальности, и что у авторов (авторы сценария — Наташа Меркулова, Алексей Чупов) есть нежность к этим растерянным людям, которых действие картины застает в тот период жизни, про который говорят – «упал скелет из шкафа». Именно об этих интимных местах в фильме идет речь. Просто эти места очень связаны с другими, которыми люди занимаются любовью и делают детей. Разговор в ракурсе, предложенном ребятами, оказался интересен всем, кто был причастен к созданию фильма. Я знаю, что приходили известные актеры и говорили: «Хочу сниматься в этом кино. Я подхожу вам. Возьмите». Тема, идея, смыслы — как магнит притягивали правильных людей в правильное время и место. Через 5 месяцев после прочтения сценария мы уже обсуждали кино. Ребята как-то позвонили: «Слушай, время идет, пора познакомиться с художником картины». Не думаю, что у меня был выбор. Я не могла не сказать: «Да». Я уже была в этой истории, а история была во мне.  Мы опять обсуждали героев, их характеры, поступки, их образы, их привычки. Ася Давыдова, Наташа, Леша Чупов. Само предложение поступило за месяц до запуска. Подготовительный этап «проходила» экстэрном, на ходу осваивая азы ремесла. Мне было интересно — это главное. Я люблю напрягаться ради новых творческих задач.

Художник по костюмам — насколько это близко  тому, чем Вы занимаетесь, работая с частными клиентами, для телевидения?  

Это близко в том смысле, что ты знаешь, из каких тканей, силуэтов, оттенков, из каких деталей строится тот или иной характер. Какими выразительными средствами можно передать смятение, холодность, влюбленность, закрытость, гамма чувств и проявлений — все это находит свое выражение в образе. В кино  — как в жизни.

Кроме того, костюм должен стать второй кожей для актера, его состоянием, он должен «жить» в кадре  выразительно и незаметно. Хотя, конечно, задачи бывают разные.Но ощущение «органики» — важнейший критерий правильного решения по костюму. Эта органика замешана не только на образе героя, но и на фактуре и темпераменте, на пластике самого актера.

Сценарий, характер героя,  фактура актера, сценография, декорации – все это вводные для того или иного решения. В нашем случае вариантов решения режиссеру нужно было несколько. Окончательно костюм принимался, когда актер попадал в кадр, Хотелось иногда «порулить», отстоять свою точку зрения, но в большинстве случаев я шла на поводу у Наташи. Она невероятно искренний и тонкий человек, с отличным природным чувством вкуса, такого внутреннего барометра. Только она  понимала, видела своих героев, любила их, как никто, поэтому я свою задачу видела в том, чтобы помочь ей с выбором, не самовыражаться,  а чуять и реагировать.

Как воспринимали предлагаемые костюмы сами актеры?

Мне повезло, наверное. Почти не было разночтений. Некоторые актеры снимались в своей одежде, им так легче было и органичнее. Юра Колокольников, например, — тот редкий случай, когда стиль героя абсолютно совпадает с личными предпочтениями самого актера. Чего стоят сапоги, сделанные из кожи, предварительно выдержанной в земле подобно коньяку в дубовых бочках. Для съемок  пришлось сшить только один костюм — для героини Юлии Ауг. В основном, подошла готовая одежда. Нам помогли партнеры – шоу-рум  «Костэс», компания «Кашемир&Шелк». «Снялась» даже часть моего гардероба. В частности, красивейшее японское кимоно —  в одной из сцен в нем появляется  Олеся Судзиловская. Могла ли я предположить, обнаружив пропажу  моего чемодана в аэропроту Фукуоки на сложном пути Улан-Батор-Пекин-Сеул- Фукуока и покупая в тамошнем магазине то самое кимоно, что оно не только поможет мне «красиво переждать» отсутствие своих нарядов, но и снимется в кино. И какую роль будет играть! Воистину, жизнь — драматургия.